М.Чегодаева. Статья. «Прочь из Москвы…». 2008.

 

Кажется, мы уже смирились с тем, что за последние десять лет были разрушены, сожжены, безбожно перестроены не десятки – сотни старых зданий, уцелевших за годы варварских советских реконструкций Москвы, но не переживших эпоху «дикого» капитализма» 1990-2000-х годов. Привыкли к чуть ли не к ежедневным сообщениям о том, как доведенные до отчаяния, до голодовок москвичи протестуют против выселения из своих домов, вырубки деревьев, захвата детских площадок и «точечного» – в пяти метрах от стен соседних зданий – возведения элитных небоскребов с квартирами такой цены, что о них и подумать не смеют простые граждане, все еще ютящиеся в коммунальных квартирах и хрущевских пятиэтажках. Не худо бы обнародовать для всеобщего сведения, кто и на какие деньги приобретает эти квартиры? Уж верно, не пенсионеры и не научные работники с зарплатой в девять тысяч рублей в месяц…

Одни из самых частых жертв экспроприаций и «наездов» новоявленных «господ» – деятели культуры, в том числе художники. Какому-то могущественному предпринимателю приглянулось то ли здание студии Нивинского, то ли земля под зданием. Замечательный художник, Игнатий Нивинский еще до революции приобрел на свои деньги этот дом, создал офортную студию. В ней работали большие мастера, многие лучшие наши художники. В семнадцатом году студию не экспроприировали. Экспроприировали в 90-е. Несколько лет шла борьба с некими «новыми русскими», пытавшимися «на законных основаниях» отнять мастерские у старых художников, ветеранов войны, построивших эти мастерские на свои деньги и получивших права на пожизненное владение ими. Взламывали двери, вышвыривали работы на лестницу… Слава Богу, удалось отбиться, но художнику Котлярову всё это стоило жизни. Не выдержало сердце.

Идет борьба за Дом скульптора. Снова кто-то «на законных основаниях» старается завладеть особняком, спасенным художниками, отреставрированным на их средства. И вот последняя (по времени, хотелось бы, чтобы действительно стала последней) попытка самоуправства. Могущественные «хозяева Москвы», единовластно, никого не спросив и не предупредив, приняли решение снести здание Центрального дома художника на Крымском валу и возвести на его месте офисно-гостиннично-ресторанно-гаражно-развлекательный комплекс. Нужды нет, что ЦДХ принадлежит не одной Москве, а всей России – в нем проходят общероссийские художественные выставки; других залов для этого в столице нет. Нужды нет, что вторая половина дома принадлежит Третьяковской галерее, драгоценнейшему достоянию России, что в этом помещении развернута постоянная экспозиция русского искусства ХХ века, выставлены работы великих мастеров. Для «хозяев Москвы» это хлам, который можно вышвырнуть, свалить куда попало, отправить в запасники не известно на какой срок, лишив и русских, и зарубежных зрителей творчества, Малевича, Кандинского, Шагала, Ларионова, Фалька, Филонова, Корина, Дейнеки, Пименова, Кончаловского… всего нашего искусства прошлого столетия.

Нас успокаивают: ничего, не волнуйтесь: в проектируемом комплексе найдется местечко – между офисом и рестораном – и для художественной галереи! Спасибо… Ни одна цивилизованная страна, ни одна столица мира и помыслить не может о таком вопиющем бескультурье, таком диком, да просто нерасчетливом обкрадывании самих себя. «Хозяева Москвы», видимо, даже не помышляют, что своим решением позорят, обездоливают Москву. Какая Москва, когда идет речь о чьей-то колоссальной выгоде!

Здание ЦДХ не Бог весть какой архитектурный шедевр, но оно нейтрально, невысоко, зрительно не вторгается в панораму Москвы-реки, Замоскворечья. На его месте (и, разумеется, парка скульптуры вокруг него, а вероятнее всего, и художественного лицея) предполагают возвести гигантский вполне натуральный «апельсин», плод буйного воображения английского архитектора, которому не дали в Лондоне соорудить нечто подобное рядом с Вестминстерским аббатством и Трафальгар-сквером, а в Москве готовы предоставить место в ее историческом центре прямо напротив Храма Христа Спасителя, в близком расстоянии от Кремля, на древней земле Замоскворечья. Гигантский оранжевый монстр зрительно убьет всё – и Храм Христа Спасителя, и Кремль, станет чуть ли не главной архитектурной доминантой Москвы.

Предвижу возражения, всегда одни и те же: Эйфелеву башню тоже поначалу не принимали, считали ужасной, а теперь она символ Парижа! Пора разобраться и наконец, понять: Эйфелеву башню поначалу не принимали потому, что в то время обнаженные металлические конструкции были непривычным для глаз новаторством, казались «антиархитектурой». В наши дни металлические конструкции – «расчет суровый гаек и стали» – давно уже воспринимаются как обычная, никого не оскорбляющая и вполне эстетичная форма современной архитектуры – не только мостов, вокзалов, аэропортов, но и жилых зданий. А легкий прозрачный, устремленный в высь силуэт Эйфелевой башни, ничуть не противоречит сознанию французов, воспитанных на готической архитектуре с ее, возносящимися в небо шпилями и башнями чудесных древних соборов. Не знаю как с точки зрения архитектуроведов – а я ощущаю в Эйфелевой башне «французскую готику» Новейшего времени.

Можно ли обнаружить в «английском апельсине» хоть какое-нибудь, хоть малейшее созвучие с храмами Кремля, церквами Замоскворечья, с архитектурой русских городов, с русским художественным сознанием? Нужно совсем не понимать, и очень не любить русской культуры, русского искусства, России, чтобы вот так – не спросив мнения специалистов «одной левой» подмахнуть решение фактически об окончательном уничтожении исторического и национального лица Москвы. В мире сейчас можно наблюдать разгул поп-архитектуры. Что же мы, лыком шиты что ли? Водрузим в Петербурге золотой презерватив над Малеготом, впишем в панораму Петропавловской крепости гигантский фаллос-эректус Газпрома (кстати, проекты все того же англичанина). В Питере не проходит? Авось, в Москве пройдет! Я не против поп-архитектуры. Но всему свое место. Почему бы не использовать английский «шедевр» под российский «Лас-Вегас» – один из предполагаемых игорных комплексов, вдали от исторических русских городов? «Апельсин» отлично подойдет для казино, стрептиз-клуба, элитного публичного дома и прочих многомиллионных развлечений «хозяев жизни». Туда ему прямая дорога. «Прочь из Москвы…»
М. Чегодаева.






версия для печати