А.Акритас. Статья «Талант и школа». Журнал «ДИ» № 5-6, 2004

 

Не правда ли, как было бы обидно, если бы Моцарт не знал нот, а Пушкин был неграмотным? Если бы Микеланджело, вместо того чтобы учиться у Доменико Гирландайо, пошел по стопам своего отца и стал чиновником? Скольких радостей лишилось бы человечество! Подумать страшно...

Талант, гениальность - редкий и величественный дар, но он бессилен без знаний, без грамоты, без школы. Он не сможет проявиться, реализоваться, если не будет оснащен приемами, навыками и секретами мастерства.

Поэтому профессиональное обучение художнику необходимо. Раньше ученик долгие годы проводил непосредственно возле учителя, в его доме, а теперь проводит их в лицее, училище, институте, аспирантуре, творческих мастерских...

Много лет уходит на огранку таланта, но другого пути нет. Только фундамент специальных знаний дает возможность реализовать природные данные; только опираясь на него, художник может обрести свободу, уверенность и пуститься в свободный творческий полет.

В своих поездках по дальнему зарубежью (а мне, как многим российским художникам, часто приходилось ездить туда на работу) я наряду с музеями и галереями посещала тамошние учебные заведения по изобразительному искусству. Хотела понять, что происходит? Почему меня не устраивает уровень художественных произведений моих современников? Музеи великолепны, а вот то, что делается сейчас - на порядок, нет, на сто порядков ниже! Почему? Ведь не может быть, чтоб не было талантливых людей... Были, были и вдруг закончились? Что, природа иссякла? Или оскудела рука дающего? Нет, навряд ли... Так в чем же дело? А в том, что почти повсеместно утрачена «школа», серьезная, классическая, реалистическая школа. Именно реалистическая, я не оговорилась. Только изучив реальные формы материального мира, крепко усвоив непреходящие закономерности божьего изделия, можно позволить себе вторгнуться в его пределы со своими новациями. Только в этом случае работы художника будут серьезны и убедительны, в какой бы манере они не были сделаны. Так было на всем протяжении истории искусства (редчайшие исключения лишь подтверждают правило). Талант и школа необходимы друг другу. Талант без школы - нем и беспомощен, школа без таланта - суха и скучна.

Мы сейчас являемся свидетелями дикой путаницы в критериях оценки художественного творчества; то есть критерии, как таковые, вообще исчезли, и в мутной водице неразберихи на поверхность достаточно часто всплывают никчемные, мусорные произведения и недостойные имена. Они умело «раскручиваются» средствами массовой информации, снабжаются многозначительными псевдонаучными терминами и теориями, подпираются мнением непрофессионалов или недобросовестных профессионалов. Нам старательно пытаются внушить, что черное - это белое, и даже ослепительно-белое! Словом, разыгрывается очередной вариант «голого короля», а король как был изначально у Андерсена голым, так голым и остался. Вникать в причины таких ситуаций не стану - это не предмет этих моих размышлений, да и к настоящему серьезному художественному творчеству все это отношения не имеет.

Вернусь к проблемам творчества, к служению Музам, которое, как заметил Пушкин, «не терпит суеты». А вот как сказал об этом Гоголь: «Кто заключил в себе талант, тот чище всех должен быть душою. Другим простится многое, но ему не простится». Так Николай Васильевич определил взаимосвязь гениальности и моральных, нравственных качеств.

Может ли и тут школа сыграть свою роль? Безусловно, так как главная ее составляющая - педагоги. Это художники, чьи работы вызывают желание научиться тому, что они умеют. Но, кроме того, они еще и личности - сильные, неординарные, выковавшие в своем характере качества, необходимые для успешной работы. Ученик, находясь рядом с такими учителями в течение ряда лет, впитывает вольно или невольно эти качества: настойчивость, целеустремленность, бескомпромиссность, безоглядную преданность своей профессии и любовь к ней. Любовь фанатическую, на всю жизнь...

«Искусство я люблю больше добродетели, больше чем людей, чем близких, чем друзей, больше чем всякое счастье и радости жизни нашей. Люблю тайно, ревниво, как старый пьяница - неизлечимо. Где бы я ни был, чем бы я ни развлекался, кем бы ни восхищался, чем бы ни наслаждался, оно всегда и везде в моей голове, в моем сердце, в моих желаниях, лучших, сокровеннейших». Это написал И.Е. Репин в 1899 г.

А вот замечание Игоря Грабаря: «...по моему глубочайшему убеждению, без той одержимости страстью к искусству, о которой говорит Репин, занятие искусством не может дать сколько-нибудь ощутимых результатов».

Вот этими-то свойствами, кроме профессиональных премудростей, и может ученик обогатиться в школе, если повезет, если школа подобного уровня еще существует.

А она существует у нас в России, в чем можно убедиться, побывав на выставках ученических и дипломных работ ведущих художественных вузов страны.Эти экспозиции интересны тем, что они не только показывает процесс становления художника, но еще изобилует достаточно зрелыми произведениями. Чувствуется, что в учениках воспитывают не только владение кистью и резцом,

Мастерская профессора А.А. Мыльникова из Санкт-Петербургского института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина всегда представляет работы на высоком уровне: владение рисунком, цветом, тоном, композицией, глубокое проникновение в тему и психологию героев, собственная позиция... Рука большого мастера ведет благодарных учеников к высотам профессии. Считаю, что ученикам Андрея Андреевича очень повезло.
Всегда утонченны и изящны работы молодых графиков из мастерской А.А. Пахомова, эмоционально живописны воспитанники В.И. Рейхета, старательны и умелы реставраторы М.М. Девятова...Работы студентов этих педагогов вызывают самое положительное впечатление. Особенно на фоне сегодняшней псевдоинтеллектуальной вакханалии.

Институт имени В.И. Сурикова в Москве также обычно представляет большое разнообразие творческих почерков и манер. Вдумчивые, уравновешенные, идущие из глубин древнерусского искусства работы показывают ученики Е. Максимова. Театральные опусы воспитанников М.М. Курилко-Рюмина интересны, всегда несут отголоски высокой культуры их учителя. Дипломники из мастерских новопришедших преподавателей, известных художников П. Никонова и Т. Назаренко, исполнены поисков. Ученики их более опытных коллег - В. Сидорова, Б. Успенского, А. Якушина - особенно внимательны к профессиональному мастерству студентов.

Интересны, грамотны, разнообразны работы молодых скульпторов, воспитанников Александра Рукавишникова и Михаила Переяславца.

Студенческие работы внушают надежду, что искусство все же вновь и вновь возрождается усилиями молодых, что оно по-прежнему греет душу и радует глаз; что не порвалась связь времен, что эта связь протянулась из музеев в наши выставочные залы, что остались неизменными на протяжении тысячелетий любовь человека к свету, добру, чистоте, истине, его жажда прекрасного.

Наследники, как известно, бывают разные: такие, кто преумножил достояние, и наоборот - растратчики, духовные и интеллектуальные банкроты. Хочется верить, что молодые художники, воспитанники замечательных педагогов, окажутся в числе первых, а не вторых.

Дипломные работы - это первая ласточка. Что будет дальше - это уж, как судьба... Хочу привести еще одно очень авторитетное свидетельство: «Где сокровище ваше, там и сердце ваше будет». Это, как известно, Новый завет. Если сокровище - искусство, любовь к прекрасному, то им отдано будет и сердце, а «от избытка сердца говорят уста», то есть рождаются произведения. Конечно, и я это понимаю, есть быт, семья, заработки... Особенно у молодых это проблема из проблем. Но пусть при решении ее не сдвинутся приоритеты, не поменяются ценности. Это мой совет. Пусть жадность никогда не задушит липкой паутиной ум, совесть, интеллект и, в конце концов, талант.
А школа получена, единственная и, пожалуй, лучшая из существующих в мире. И благодарить за то, что она есть, сохранена, конечно, нужно ее великолепных художников-педагогов, ректоров институтов и, в первую очередь, Российскую Академию художеств.

Наше общество вроде бы заинтересовано в развитии культуры. Но что понимают под культурой? Эстраду, игры, шоу?.. «Хлеба и зрелищ» - лозунг и понятный, и актуальный.
Но ведь «ни жизнью, ни искусством шутить нельзя, то и другое серьезно», - это сказал еще Н.В. Гоголь.

Альбина Акритас
Журнал "ДИ" № 5-6, 2004






версия для печати