Е. С. Круглова «Ведь это мы». 2019.

Экспозиция выставки «Это мы!», демонстрирующая работы известного графика-карикатуриста, академика РАХ, члена французской Академии юмора Игоря Алексеевича Смирнова, размещается в двух небольших залах Академии Художеств. Благодаря камерности их пространства, сложный метафорический мир его "философских карикатур” ощущается острее, окружая и погружая зрителя в его структуру и многослойность.

В первую очередь взгляд останавливается на автопортрете Игоря Смирнова, размещенном на простенке между двумя большими окнами зала. Посетитель видит седовласого мастера, словно сотканного из персонажей своих работ, в пол-оборота смотрящего на посетителя. Окруженный световым пространством окон, его образ акцентировано фиксирует на себе взгляд, а в этой слегка недоверчивой, отстраненной позе и пристальном взгляде улавливается вопрос, адресованный ново пришедшему – «посмотрим, что ты здесь увидишь?». Действительно, путешествие по графическим мирам мастера начинается с почти «босховских», словно мелькающих полотен (“Корабль”, “Капкан”, “Время”, Телега»), в которых сложно сразу распознать происходящую художественную ситуацию, происходящую вокруг темообразующих предметов, по которым названы работы. Крупноформатные многофигурные композиции – карикатурные, сюрреалистичные образы. По мере изучения каждой детали работы глазам зрителя вдруг открывается множество мизансцен, из которых соткано большое полотно - картина современного мира. Здесь сконцентрированы и общественно-политические проблемы, и проблемы современного человека как в общекультурном, так и в бытовом пространстве. Зритель может бесконечно изучать этот “калейдоскоп”, открывая все самые разные грани прочтения произведений Игоря Смирнова. Клубок множества вопросов и акцентов продолжает распутываться в следующей серии - «Это мы». Созвучный выставке цикл – своего рода портреты-шаржи самых разных социальных персонажей, отмеченные автором глубокой, но довольно изящной, не отталкивающей иронией. Вместе с тем каждый зритель может абстрагироваться от остро-социальных характеристик и “примерить” любой из образов на себя. Персонажи, созданные Смирновым, презентуют наборы атрибутов и штампов, предлагая зрителю не просто идентифицировать себя по этим визуальным признакам, себя и свое окружение, но и погрузиться в этот художественный мир, стать частью его. Ведь “это - мы”.

На данном графическом цикле путь к самоидентификации (конечно же, не направленной на психоанализ), поиск значения и собственного места в этом мире, разложенном на составляющие цепкой рукой мастера, не заканчивается. Экспозиция также включает и знаменитую серию работ «Все о Дон Кихоте», созданных с 1990 года. Тот же сплав актуальных проблем современного мира и множественных “риторических вопросов бытия” на этот раз воплощены в образе одинокого героя. Цикл был создан во времена зацензурированной СССР, наложившей в определенном смысле табу на изображения, содержащие какой-либо посыл к власти. В ответ на сложившуюся ситуацию появился Дон Кихот - во многом защищенный от посягательств со стороны цензоров персонаж благодаря своей принадлежности к испанской, а не советской культуре.

Интересно, что эти “зарисовки” из странствий одинокого рыцаря с преобладающими темными, минималистичными тонами выглядят противопоставлением к расположенным напротив в пространстве выставочного зала многофигурным, «босховским», почти хаотичным работам первого встреченного зрителем цикла. Благодаря такому ощутимому визуальному контрасту графический мир автора, представленный в зале в столь разных настроениях, ещё больше обретает иммерсивные по отношению к зрителю черты. И если «Корабль», «Капкан» и другие работы, расположенные с ними в одном ряду, – это своего рода огромная сборка множества локальных вопросов-мизансцен, разоблачающих окружающую нас жизнь, то экспонируемые напротив работы представляются сомнамбулическим циклом, отмеченным грифом философичности и сложной метафоричности возможных ответов на них.

Работы второго зала дополняют экспозицию, продолжая раскрывать многогранность творчества художника. Это и небольшого формата иллюстрации к басням С.Михалкова «77», и «Дон Кихот довольный», совсем не похожий на драматичную серию «Все о Дон Кихоте», и «очеловеченные» предметные композиции начала 2000-х, и акварельные «встречи». Вся выставка представляет собой символически-сложное, многофактурное и многоОбразное графическое пространство, которое позволяет не только насладиться техникой мастера, но и погрузиться в контекст современности, вместе с художником совершить попытку ее разоблачения и одновременно найти собственное место в этом хаосе бытия.



Возврат к списку

версия для печати